Уникальное предложение Новости Интернет-Офис О Компании
Влияние культуры и истории на создание мифов

Из книги «Самоопределение психолога» Татьяны Сизиковой

Для психологического консультирования, распознавания и обозначения проблем клиента и клиентом, самоопределения психолога эти два подхода равнозначны. Человеком, обществом миф может воплощаться, равно, как и твориться.
Мы не претендуем на перечень всех имеющихся мифов и в данной работе лишь поверхностно коснемся тех, которые, на наш взгляд, являются базовыми для самопознания психолога–консультанта, его взаимоотношений, внутриличностных и межличностных проблем, если таковые им переживаются. Такое самопознание неизбежно приведет к плодотворным результатам в профессиональной деятельности, понимании клиента, поиске наиболее эффективных путей решения проблем. Данное самопознание имеет свою особенность: психолог работает не с самим мифом, а лишь с утверждением о нем, в отличии от психологического консультирования клиента.

Раскрытие и осознавание психологом собственного мифа даст возможность выявить собственное влияние на мифы клиентов в процессе взаимодействия. Во время самопознания, работая с мифом, точнее его интерпретацией, необходимо учитывать свои знания, эмпатические способности и рефлексивность проницательность и интуицию, восприимчивость и чувствительность.
Мы выделили базовые и вторичные мифы. Критериями различения являются: степень осознанности и степень изменчивости.

Базовые мифы осознаются в меньшей степени, но пронизывают все существование человека и мало изменяются с течением времени под влиянием культурно – исторического изменения общества. Это мифы о строении мира, представлении о женском и мужском, о женщине и мужчине, их отношениях между собой, о индивидуальности каждого и стремлении к саморазвитию. Мифы вторичные могут быть осознаны в большей степени т. к. рождаются в процессе саморазвития и принимаются человеком как соответствующие ему и могут быть изменены им самим. Существенное влияние на вторичные мифы оказывает история и культура.

Основополагающими являются космогонические (о происхождении космоса – порядка из хаоса) или дуалистические мифы, мифы, описывающие мироздание как единство противоположных явлений и символов. Они передают универсальные двоичные классификации – верх и низ, свет и тьма, правое и левое, солнце и луна, хаос и космос, добро и зло и т.д. На наш взгляд, фундаментальными для психолога являются те, которые основаны на единстве биологического, психического, этического, ментального, духовного в противоположностях: мужского и женского, ян и инь, анимус и анима. Под мужским и женским не подразумевается мужчина или женщина. Это единство природы, основанное на мужском и женском принципах. Это врожденная, по К. Юнгу, андрогенная природа людей. Луис В. Милдмэн попытался наполнить определенным содержанием данные принципы. Женский принцип соответствует интуитивному, творческому, сокровенному, непосредственному, объединяющему, питающему, чувственному, спонтанному. Мужской принцип отражает логику, называние; теоретическое, законное, ориентированное на сознание следование правилам, ориентацию на миссию, соревнование.

От Индии до Атлантики в каждой стране существовали свои имена для похожих систем природных принципов: Шива в Индии, Осирис в Египте, Дионис на Крите, Вакх в Греции, имперсональное Дао в Китае. В этих мифах сущностным являлось достижение равновесия, единства женского и мужского начал в каждой личности. Греческая, индийская, еврейская, китайская версии мифа о гермафродитах (Гермес и Афродита) в интерпретации Платона являются объяснением появления мужчин и женщин путем разделения могущественных существ на мужчин и женщин, сохранив в них смутное воспоминание об их раннем состоянии и побуждении возвратиться в свое прежнее существование. Соответственно появилась необходимость решения вопроса о сексуальности, сексуальных отношениях между мужчиной и женщиной. Человеческая физическая близость символизировала космическое единение, единство различных сущностей при помощи средств, благодаря которым противоположности образуют форму целостности. К одним из таких средств относился мистический опыт во время физической близости. Даосизм, тантризм, гностицизм, алхимия, каббализм объясняли, как действует мистический опыт – переживается состояние Дао, восходит Кундалини, река Иордан течет вспять, вспыхивает свет, свинец превращается в золото (внутренняя алхимия). Мужчина и женщина в форме любви производят новый тип синергистиче-ской (объединение энергий и идей) сущности. Алан Уотс писал, что мифология не сексуальна, но сексуальность мифологична, поскольку союз полов, предвосхищает пре-одоление двойственности, раскола, при котором опыт человека делится на предмет и объект, себя и других.

В более поздние времена, с появлением религии, официальных конфессий культивировалось подавление чувственности, запрещение сексуальных отношений и параноидальная враждебность к сексу. Постоянно присутствовал элемент массового политического контроля за воспроизводством и получением удовольствия. Медицина, психотерапия в настоящее время не запрещают секс, но пытаются его контролировать, а психиатрия даже настаивает на нем, но происходить он должен по определенным правилам, приводящим к здоровью и здоровому образу жизни. И то, первоначальное, мифологически – мистическое отношение к сексуальности уже давно забыто и сохранилось только в даосизме и буддизме, а также архетипическом бессознательном, прорывающемся в нас в переживании мистического опыта любви. Стремление к такому мифологическому переживанию единства мужчины и женщины, а также признание тех запретов, которые сознательно являются средствами управления в жизни общества, лежат, по нашему мнению, в основе многих проблем сексуальных отно-шений между супругами и любовниками. Знание своих мифологических побуждений и веры позволит избежать некоторых проекций на клиента, а так же использовать наиболее эффективное средство психологической работы с клиентом по проблемам сексу-альности и сексуальных отношений.

В паре космогоническому мифу – миф апокалипсический. Единство процессов рожде-ния и смерти, творения и разрушения правит миром и человеком. С эпохи Героев и Шаманских времен идея символического рождения после смерти (расцвета после упадка, возрождения после предания забвению), а во многих религиях физического перевоплощения (реинкарнация) или жизни после физической смерти в виде сохранения сознания (души) в даосизме, буддизме, суфизме или загробной жизни после смерти в мусульманстве, христианстве и бахаи воплощалась в Апокалипсисе – Великой катаст-рофе (взрыв, потоп, ускорение вращения и разрыв Вселенной, поворот земной оси и современное – ядерный взрыв), предсказываемой Первым Небесным Шаманом, Нострадамусом и другими предсказателями и провидцами, а так же учеными физиками, ас-трономами, геологами и математиками – поворот земной оси и Всемирный потоп, оставляющий нетронутыми Сибирь, Крайний Северо – Восток, Алтай, Тибет, Дальний Восток, индию, Австралию, и часть Африки. Катаклизмы мезолита и современной эпохи, идеи «угрозы ядерной кнопки» и Знака Великого Небесного Креста (11 августа 1999 год), идей прихода Миссии - все это воплощения символические и знаковореалистические мифа апокалипсического. «И вот лежат богатыри, горами каменными смотрят в небо. И ждут знака, что напишут времена из светлых звезд на небе. И будет долго спать Урсул- Ойрот – Пастух в горах Алтая. Будет долго ждать он звездных знаков в небе, ждать и спать с открытыми глазами. И первый он, Ойрот, дождется, потому что любит. Дождется, встанет, загремит доспехами, и скажет вещее святое слово, о котором никогда, никто, нигде не слышал. И встанут все богатыри – все горы. Встанут и пойдут, пойдут великой ратью на Эрлика. Встанут и начнут последнюю войну со злом великим». (Олард Диксон «Шаманизм»,2000, с. 236-237)

Многие современные шаманы считают, что в современном мире апокалипсический миф прожил свое очередное воплощение - со времени образования Великого Небесного Креста наступила новая эпоха – Эра Возрождения Древних Знаний. Вера в приход Миссии, разрушение мира, Апокалипсис и т.п. порождает в обществе параноидальные тенденции и высокую восприимчивость к идеям угрозы существованию, что позволяет в экономических и политических манипулятивных целях властных структур с минимальными усилиями управлять массами (со времен Рима и более позднее 1936, 1939 годы), порождать секстанство и углублять невротизацию индивида, загоняя его жизнь в борьбу за сохранение жизни, вместо того чтобы жить живя, не ища пристанища души в сообществе и не убегая от одиночества. Миф апокалипсический в отличие от космогонического, породившего геройство, дал возможность развиваться инфантильности общества и индивида. Как пишет М.Мамардашвили – «Инфантилизм оказался целым мировоззрением – мир для инфантильного человека состоит из злых и хороших предметов. Одни все время в заговоре против меня, а другие должны меня по головке гладить» (Психологическая топология пути. , 1997, с.157) и в продолжение «… вся проблема того, что я называю муже-ством невозможного или героизмом состоит в том, что, что бы ни было, независимо от времени и места, я могу. Такой взгляд на мир предполагает, конечно, что человек принял фундаментальное одиночество, которое в этом имплицировано. Потому что в этом всякий человек один. Я должен вам сказать, что есть глубокая философская истина в следующем утверждении: действительная человеческая связь возможна только между одинокими людьми. Все остальные больше разобщены, чем им кажется» (там же с.151).

Как для психолога, так и для клиента важно осознание того: «Спасаюсь ли я? От кого? От чего? Как? Сознательное ли это спасение? Стою ли я в состоянии «амехании» (полном завершенном состоянии зрелости) или инфантилен, бегу от самого себя не понимая себя (не понимающим себя человеком легко и управлять, и манипулировать)». Особенность апокалипсических мифов – завершенность жизни, умирание, по-родившая много современных стереотипов: «живем один день», «после меня хоть потоп», «жизнь дается один раз, надо взять от нее все», диктующих прагматическое, меркантильное отношение, развитие грубых энергий, страх смерти, погоню за материаль-ными благами, удовлетворение в большей степени животных потребностей. Космогонические мифы – колесо перевоплощений, трансцендентальность души, единство противоположных сил (светлого и темного, женского и мужского (инь и ян) и т.д.) лежат в основе таких качеств как ответственность, осознанность, творчество. Космогонический или апокалипсический миф – миф моей жизни? Вопрос сложный, но ясный и необходимый для поиска и обнаружения в себе ответа, такого же простого и прозрачного как вопрос. Единство двух принципов: жизни и смерти или доминирование одного из них – миф моей жизни?