Уникальное предложение Новости Интернет-Офис О Компании
Синтез восточных и западных принципов психологического консультирования

Из книги «Самоопределение психолога» Татьяны Сизиковой

В Европу все более настойчиво проникают идеи Востока и это, несомненно, оказывает влияние на индивидуальные подходы в психологическом консультировании, поиске обобщенной теории. Психолог – консультант, живущий в традициях европейской культуры, может не принадлежать к каким – либо религиозным конфессиям Востока, получившим свое распространение на Западе, но в своей практической деятельности осуществлять консультирование, основанное на идеях духовных восточных учений – идеях просветления, пути освобождения, игры в общественную игру, недеяния и др.

Западная культура в основном покоится на иудейско – христианской теологии:

  1. Теологическая концепция мироздания. Выделение вовне Божественной субстанции и обнаружение ее внутри себя в результате последовательного приближения к Богу. « Я есмь путь и истина и жизнь… В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне. И Я в вас. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам». (Новый Завет. От Иоанна, гл.14.)
  2. Дуалистический взгляд на мир: противопоставление внутреннего и внешнего, субъекта и объекта, эго и бессознательного, разума и желания и т.п.
  3. Человек рассматривается как воплощение конфликта между рассудком и инстинктом, желанием, между духом и природой. Человек не должен доверять самому себе, а следовательно, обречен постоянно находится в состоянии тревоги и вины, серьезности и ответственности. Л.Л. Уайт писал, что некий определенный и неизменный элемент выделяется из общего процесса и рассматривается как отдельный объект и наделяется ответственностью за действия и его последствия.
  4. Гегелевская логика: 1. Есть, 2. Не есть, 3.И есть и не есть. По этому поводу А. Уоттс восклицал, как легко простая синтаксическая условность, что глаголу (действию) должно соответствовать существительное (субъект), может изменить восприятие и подменить логику реальности.
  5. Позиция психолога – помощь в разрешении проблемы клиента клиенту. (Далее в работе западный подход будет представлен более подробно).
  6. Ориентация на будущее. Цели определяют жизненный путь, а достижение их респектабельность, успешность, развитие.
  7. Стиль общения – влияние, взаимовлияние, управление, воздействие, все, что составляет основу западного демократизма.

Транскультуральный подход можно рассмотреть и как попытку синтеза двух культур, порождающий новое, и как попытку адаптации восточной духовной мысли к европейским традициям и европейских идей в восточной культуре (историческим примером является конфуцианство). К первому относится возникновение религии Бахаи, проповедование «истинной религии Бога», в психотерапевтических подходах – это позитивная психотерапия, ко второму – юнгианство, экзистенционализм, трансперсональная психология.
Мы придерживаемся мнения, высказываемого рядом психологов (К. Юнг, С. Грофф, А. Минделл), что психологии и практикующему психологу нужно больше, чем только Восток или только Запад, и большее, чем слепое следование прошлому. Арнольд Минделл вывел алхимический рецепт, который можно рассматривать как путь включения мира, Вселенной в психологию. По его мнению, духовное начало должно объединиться с интеллектуальным и создать вид духовной гармонии, разрешающий в себе возникающие конфликты. Затем этот ментальный процесс должен соединится с телом, создавая caelum («небо», «небеса»), которое соединяется с окружающим миром. В результате создается unus mundus, в котором все существует как единое поле, единый мир. Для человека, Великое делание алхимиков, внутренняя алхимия даоссов «дарует сознательное Бессмертие в Духе, приводит к Нирване, т.е. абсолютному слиянию с Единой Сущностью». (А. Пуассон и др. Великое де-лание. Киев, 1995, с.7.) Психология теоретическая и практическая, по мнению многих пси-хологов, забыла «единый мир» алхимиков, погрязнув в недрах картезианского противоре-чия, разделяя психическое и соматическое, материю и разум, Восток и Запад. Психолог в процессе самопознания и самоопределения, погружаясь в осознание своей ментальности, неизбежно приходит к переживанию единого мира.
Духовное начало является тем базисом, на который наслаиваются пронизанные им надстройки в виде индивидуального и социального бытия человека, определяемые культурой. Поэтому, для самоопределения психологу – консультанту недостаточно познать свои культурно – исторические корни, рассматриваемые ранее, ему следует проникнуть в свой духовный мир, который прорастал, формировался и расцветал в рамках культуры.
Пространство мифологической всеобщности
С точки зрения массовых конфессий духовный мир – это мир воображаемый, абстрактный, выдуманный, в котором феи, ведьмы, черти, боги и богини живут в своей собственной гибкой реальности. С точки зрения мистицизма, духовный мир – это физический космос, реальный мир энергии и вещества, который мы можем непосредственно воспринимать с помощью чувств и интуиции. Духовность созвучна с Дао и проявляется во всем – мире вещей и идей.

В российской психологии имеется слишком малый опыт работы с категорией духовности и той реальностью, которая за ней стоит. С.Н. Булгаков, Н.О. Лосский, Л. Шестов, С.Л. Франк, С.Н. и Е.Н. Трубецкие, В.Ф. Эрн, Д.С. Мережковский, В.В. Розанов. П.А. Флоренский, Н.А. Бердяев обозначили серебряный век русской философской мысли по проблемам духовности, после чего духовная жизнь человека надолго была забыта для философии и психологии в связи с тотальным распространением естественно-научного подхода к изучению явлений природы и социума. Но в традициях культурно – исторической психологии, корни которой В.С. Соловьев назвал «духовной вертикалью», Б.Л. Пастернак – «духовным оборудованием», а О.Э. Мандельштам – «вертикальным сечением» времени, проблема духовности была трансформирована в проблему медиаторов, находящихся между человеком и миром, между людьми, что было обусловлено победой идей опосредования и присвоения. А.Ф. Лосев изучал в качестве медиаторов знак, слово, символ, миф, Л.С. Выготский – знак, слово, значение, Г.Г. Шпет - слово, М.М. Бахтин и П.Я. Гальперин – знак. В рамках деятельностной психологии проблема изучаемых медиаторов, как психологических инструментов духовного мира, была отложена до лучших времен, но в качестве глав-ых медиаторов рассматривались предмет и предметное действие (С.Л. Рубинштейн, А.В. Запорожец). В данной работе, мы очерчиваем контуры психологического содержания, наполняющего категорию «духовность» и некоторые методы работы с «отражаемой» ею реальностью – образом мира.

В структуре сознания В.П. Зинченко выделяет особый, третий слой сознания – духовный, наполняя его не смыслами и значениями, как рефлексивный, и не бытийным (биодинамическим, чувственным) содержанием, а мифом, сказкой, притчей. Дж. Кэмпбелл писал, что для того чтобы охватить полноценный смысл традиционных мифологических образов, мы должны уяснить, что они являются не только симптомами бессознательного, но вместе с тем осознанным и преследующим определенный замысел утверждением неких духовных принципов, остающихся неизменными на протяжении всей человеческой истории, так же, как неизменны физическая форма и нервная система самого человека. Духовность представляется нам в виде определенных принципов, лежащих в основе наших поступков. Эти «вечные» принципы впитывались нами через миф, сказку, притчу, другие средства передачи коллективных представлений, просеивались сквозь сито переживаний и выбора. Вековое объективированное содержание становилось субъективированным и во многом не осознаваемым, погружаясь в бессознательное еще в раннем детстве.

Мифологическое и логическое в переработке информации живет в нас. В период стресса, депрессии, напряжения, связанного с выбором, эмоциональное состояние подавляет рациональное логическое мышление и наша мифологичность, мифологичность клиента обнаруживается наиболее ярко, являясь основой совершаемых действий, во многом определяя наши представления, поступки и взаимоотношения, пронизывая всю сферу бытия. В профессиональной деятельности психолог – консультант постоянно встречается с собственной верой в магическую силу чисел – качественную интерпретацию количественных результатов психоло-гической диагностики; в особую роль животных в жизни людей, семьи (мифы о животных); в геометрические символы (класс мифопоэтических знаков), на основе которых разрабатываются многие проективные психодиагностические методики; в свою роль в гармонизации жизнедеятельности и актуализации процессов саморазвития. Во все времена с помощью чисел описывали мифологическую модель мира, используя универсальную дуальность разделения на четные и нечетные числа, женское и мужское, оказывающееся непредсказуемым единством. К.Г. Юнг в работе «Синхроничность» так описал магическую силу чисел: «В числах есть что – то особенное, можно даже сказать «таинственное». Людям так и не удалось полностью лишить их ауры сверхестественности… число, в психологическом смысле, является осознанным архетипом порядка».

В различных мифопоэтических традициях животные, птицы, рыбы, насекомые были включены в разные классификации в качестве божеств, культурных героев, трикстеров, тотемных предков, духов покровителей и т.п., являющихся способом объяснения человеком самого себя и всего мироздания. В психологической и психотерапевтической практике широкое распространение получили методы свободного и заданного ассоциирования с животным миром, стихиями, культурными героями, направленные на познание и самопознание человека. Погружение в данные мифологические образы снимает «барьеры общения», снижает сопротивление сознательного проявлениям бессознательного, способствует более глубокому проникновению в собственную внутриличностную проблему. Прочно вошли в нашу жизнь и профессио-нальную деятельность психолога геометрические символы: круг, квадрат, треугольник, пяти-, шестиугольник и т.д., обозначающие проекцию космической сферы, убежище, плодородие, брак, космическое единство, соединение мужского и женского, огня и воды и т.д.