Уникальное предложение Новости Интернет-Офис О Компании
Развитие мифологического сознания как прерогатива индивидуальной идентификации

Из книги «Самоопределение психолога» Татьяны Сизиковой

Миф о творении, относящийся к космогоническим мифам, более всего может воплотить представление о взаимодействии психолога и клиента. Творение первосущества, первочеловека – это творение в процессе консультации двух самостей, самостоятельно развивающихся людей – и психолога, и клиента. Завершение творения связано с уходом творца от дел созданной им вселенной и человечества, с переходом от времени мифологического к историческому. Консультация подходит к концу, когда клиент способен самостоятельно разрешать возникающие проблемы и более не возвращаться к психологу. Каждый из них благодаря встрече движется в своем направлении развития. В жизненных сценариях многих людей обнаруживаются определенные циклы, началом которого является разработка и воплощение в практической деятельности проекта (развитие какой- либо организации, внедрение инновации и т.п.), а завершением – запуск и развитие процессов самоорганизации, т.е. рефлексивных механизмов, последующий уход от дел и начало нового цикла.

Миф о трикстере, демонически – комическом дублере культурного героя, который неудачно подражает и мешает культурному герою. Он хитрец, чьи помыслы коварны. Это миф не психолога, а игрока в психологию, подражающего психологу, или какому-либо другому человеку. Человек играет различные социальные, театральные роли, рвется к власти над судьбами, добивается утверждения своего «эго», а не самости, жаждет признания и восхваления окружающих с одной только цель победить в конкурентной борьбе (которая конкурентна для него) с человеком, олицетворяющим для него культурного героя и, конечно же, в конце концов, в этой игре, борьбе проигрывающий.
Мы представили в работе не все мифы, определяющие взаимоотношения полов и саморазвитие.
У каждого психолога – консультанта есть возможность пополнить этот словарь и осознать свой миф. Мы намеренно не давали имена героев и богов, чьи истории в разных странах легли в основу мифологического восприятия человеческих отношений, не углублялись в культурно – историческое развитие мифологического сознания, считая это прерогативой индивидуальной индентификации. По нашему мнению, миф о единстве дуалистичного мира – женского и мужского, равенстве женщины и мужчины, саморазвитии является определяющим в отношениях психолога с самим собой и окружающим миром, в отношениях психолога и клиента, в построении того образа мира, который может быть сформирован у клиента во время взаимодействия с психологом.

Мы не рассматриваем подробно связь мифа и сказки, ни в коей мере не умаляя роль сказки в формировании образов у ребенка и его индентификации с ними. Мифологические темы, образы, персонажи постоянно на протяжении всей истории переосмыслялись в сказках, легендах, притчах, сказаниях и т.п., литературных произведениях (М. Булгаков, А. Ахматова, В. Распутин и др.). В процессе переосмысления происходила десакрализация, деритуализация, отказ от этиологизма, замена мифического времени неопределенным сказочным, замена первичного добывания культурным героем различных объектов их перераспределением, сужение космических масштабов до семейно – бытовых. Брачные связи становились основной целью сказок. Одни сказки учили любить девочку, другие мальчика. В сказке человек не по своей воле, как это в мифе, а по предопределению попадает в зависимость от неведомых ему сил и спасается не сам, с помощью своих героических усилий, согласующихся с космосом, а с помощью магии и колдовства.

Многие сказки учат безволию и безответственности. Героя, как подлинного субъекта самостоятельного выбора отличает сила и мужество не как дар божественного происхождения, что явно прослеживается в сказках, а как черта, характеризующая внутреннюю волю, которую герой проявляет тем интенсивнее, чем большую ответственность чувствует перед другими, чем сильнее в нем чувство стыда (Гордезиани Р.В. Проблемы гомеровского эпоса. Тбилиси, 1978, с.303). Чаще всего, индентификация с героями сказок или других литературных произведений – это индентификация с социальной ролью. Я – мужчина, женщина, мать, отец, муж, жена, учитель, ученик; протестант, католик, мусульманин, буддист, иудей; европеец, японец, китаец, русский, американец и так далее. Хотя ребенок и выращивается на сказках, за сюжетом сказки он может пережить нечто большее, что относится к переживанию мифа, чувственному возвращению к своим истокам.

Мифы личной истории – это мифы вторичные. К ним относятся убеждения, цели, ценности, установки. Среди вторичных мифов есть самый важный миф, который организует все остальные менее устойчивые личные мифы, рождаемые в столь динамично изменчивом мире социальных отношений. С Криппенер приводит несколько примеров таких мифов, которые были выделены им в процессе психотерапевтической работы: ”Вся моя деятельность осуществляется ради блага моей семьи”, ”Все, что я делаю, есть служение Богу”, “Стать знаменитым для меня важнее, чем бы то ни было”, ”Мы просто живем здесь и те-перь», «Я буддист и освобожден от всяких мифов, религии, Бога», «В жизни только одно правило – жить без правил» и т.п.

К вторичным мифам можно отнести и те иррациональные идеи, которые выделил А. Эллис. Для самопознания психологу необходимо знать о эмоционально – когнитивных уста-новках, убеждениях, которых он придерживается и какова гибкость его эмоционально-когнитивных связей, насколько адекватно и реалистично он интерпретирует события своей жизни? Подумайте, определяют ли какие-нибудь из выделенных 12 основных иррациональных установок ваши отношения с окружающими, с клиентами, отношение к самому себе и ваши жизненные цели?

  1. Для взрослого человека необходимо, чтобы каждый его шаг был привлекателен для окружающих.
  2. Есть поступки порочные, скверные и повинных в них следует наказывать.
  3. Это катастрофа, когда все идет не так как хотелось бы.
  4. Все беды навязаны нам извне – людьми или обстоятельствами.
  5. Если что-то пугает или вызывает опасение – постоянно будь начеку.
  6. Легче избегать ответственности и трудностей, чем преодолевать их.
  7. Каждый нуждается в чем-то более сильном и значительном, чем то, что он в себе ощущает.
  8. Нужно во всех отношениях быть компетентным, адекватным, разумным и успешным. (Нужно все знать, все уметь, все понимать и во всем добиваться успеха.)
  9. То, что сильно повлияло на мою жизнь один раз, всегда будет влиять на нее.
  10. На наше благополучие влияют поступки других людей, поэтому надо сделать все, что-бы эти люди изменились в желаемом для нас направлении.
  11. Плыть по течению и ничего не предпринимать – вот путь к счастью.
  12. Мы не властны над своими эмоциями и не можем не испытывать их.

Для освобождения от иррациональных убеждений необходимо многократное переосмысление этих убеждений и многократно повторяющиеся действия, направленные на их изменение.

Вторичные мифы включают вашу жизненную позицию, которая сформировалась в процессе вашей социализации. В трансактном анализе (современной модификации классического психоанализа) разработаны четыре вида таких позиций:
“У меня неблагополучно - у вас благополучно”. Томас А. Харрис раскрывает основное содержание данной установки - такая личность стремится, готова, согласна исполнять требования других. Некоторые из наших для нас “лучших, единственных людей” таковы по причине усилий заслужить одобрение. Однако они всю жизнь взбираются на горы, и когда они достигают вершины одной горы, перед ними возникает другая гора. Такой человек как бы говорит: “Мое неблагополучие пишет мой жизненный сценарий. Ваше благополучие (а я хочу, стремлюсь, делаю все, чтобы быть как вы) пишет контрсценарий. Не имеет значения, что я делаю, у меня все еще неблагополучно. Такая личность нуждается в повышенном одобрении, чувствует потребность в поглаживании, ласкании, которое является психологическим вариантом ранних физических поглаживаний.
“У меня неблагополучно - у вас неблагополучно”. Человек лишен ласки и утешения, он замкнулся в своем собственном мирке, что напоминает проявления аутизма. Личность при такой установке сдается. Нет никакой надежды. Человек просто тратит свою жизнь и во взрослом состоянии уже отвергает искреннее внимание к нему, ласку и одобрение.
“У меня благополучно - у вас неблагополучно”. Маленькая личность самоласканием излечивает, успокаивает болезненные раны, ушибы. Это ребенок, которого бьют. “Зализывая раны” он испытывает утешение в одиночестве - со мною будет все в порядке, если вы меня оставите одного, у вас неблагополучно и вы причиняете мне вред, а у меня все хорошо. Маленькой личностью пережита жестокость, но также пережито и выживание. Он не сдается. Трагедией для него самого является то, что по жизни он идет через жизнь, отказываясь заглянуть во внутрь. Он не способен видеть объективно свою роль в том, что с ним случается. Это “их вина”. Это “все они”. Этой установки держатся лица “без стыда и совести”, убежденные в своем благополучии независимо от того, что они делают. Такая личность может создать окружение подхалимов, которые интенсивно восхваляют и утешают его. И все же он знает, что они не настоящие утешители. Чем больше они его хвалят, тем больше презрения к себе вызывают, и так до тех пор, пока он не отвергнет их в пользу новой группы подпевал.

“У меня благополучно - у вас благополучно”. Предыдущие установки базируются на чувствах. Эта установка основана на размышлении, вере и риске активного действия. Мы не полагаемся на волю случая, а принимаем решение, обоснованное переосмыслением нашего опыта. Это свобода от ожидания мгновенной радости или спокойствия. Это постижение собственной ценности и ценности других.

Понимание фиксированных установок как основ жизненной позиции, проясняет многое в нашей жизни, ее прошлом, настоящем и будущем. В целом, большинство вторичных мифов являются ложными индентификациями, помогающими «нормальному» выживанию человеку в «ненормальных» условиях.