Уникальное предложение Новости Интернет-Офис О Компании
Отражение гендерных взаимоотношений в мифе

Из книги «Самоопределение психолога» Татьяны Сизиковой
Последующие мифы - это мифы, раскрывающие взаимоотношения между женщинами и мужчинами по вертикали власти. Для психолога – консультанта кроме самопознания, знание этих мифов может помочь наиболее быстро распознавать стратегии поведения клиентов, их ожидания в процессе взаимодействия и определиться в своей стратегии при проведении консультации с противоположным полом.

Наиболее ранний миф – миф о равенстве мужчины и женщины, рассмотренный ранее, воплотился в двадцатом веке в новый миф об ассертивности (термин веденный в российскую психологию Ц.П. Короленко) или гендаризации. Миф об ассертивной женщине представляет женщину как уверенную в себе, лишенную комплексов ограничения личной свободы и ущемления в равноправии, выстраивающую взаимоотношения с другими по типу “со мною все в порядке и с вами все в порядке”.

К ассертивным качествам, по мнению Ц.П. Короленко относятся: доверие своему стилю поведения, манере говорить и держаться, способность говорить без стеснения и замешательства о своих способностях и достижениях, умение нравиться самой себе, не стесняясь этого, способность достойно переносить ситуации отказа и отторжения, способность прямо, не за глаза сказать мужчине или женщине, что их поведение не устраивает или причиняет беспокойство, способность спокойно отказаться от свидания, если оно по каким-то соображениям не устраивает, проявление инициативы в установлении сексуальных контактов, прямое сообщение о том, что в сексе нравится больше всего, независимость и незакомплексованность в семейных отношениях, открытое и непосредственное отношение ко всем членам семьи, отстаивание своих позиций и воспитание детей в соответствии со своими убеждениями, в случае развода с мужем, объяснение детям причин, приведших к разрыву.

Главное, что женщина сама выбирает те формы поведения, которые она считает для себя наиболее подходящими. Смысл ассертивности заключается в свободе выбора и ответственности. Мифы патриархата укоренились в нашем сознании и поддерживаются всем устройством современного общества, иначе бы не возникала борьба женщины за свои права. Хотя борьба женского и мужского как противоположностей неизбежна для создания целостности, но это не та борьба, которая проявляет себя в социальной жизни, основанная на мифах неполноценности женщины и доминировании мужчины.
В мифах о неполноценности женщины, навязывании имиджа подчинения мужчине (А. Адлер) все мужское индентифицируется со значимостью, силой и непобедимостью; женской половине отводится покорность, раболепство и второсортность. Миф о неполноценности женщины ведет к развитию двух типов женщин. К первому типу относятся те, кто игнорирует собственные желания, чувства, подавляет их и подчиняет желаниям и воле других людей.

Ко второму типу, кто используя свою «слабость» играет в манипуляционные игры с целью получения привилегий. Миф воздействует на то, как женщина воспринимает себя и каким образом предвосхищает свою оценку и оценку своих действий другими людьми в различных ситуациях. Как считает Ц.П. Короленко, у женщин первого типа самооценка часто бывает заниженной, присутствует страх “потерять лицо”, оказаться глупой или нескромной в глазах окружающих, страх создать о себе отрицательное мнение. Сами женщины убеждены в легкой подверженности их многим заболеваниям и испытывают огромнейшую жалость к себе, ищут поддержки и оглядываются на значимых людей, придают чрезмерно большое значение тому, как относятся к ним мужчины. Такие женщины часто необычно сильно зависимы от своих мужей и детей, в которых они нуждаются для подтверждения своей значимости, индентификации своего “Я”. Они явно демонстрируют свою слабость, провоцируя тем самым особое отношение к себе. Без поддержки значимых для них людей часто развивается чувство пустоты, снижается самооценка и настроение. У таких женщин, как пишет Ц.П. Короленко, развиваются тяжелые формы невротических расстройств после развода или разрыва отношений со значимым для них мужчиной. Возникают чувства полной растерянности и безысходности, потери смысла жизни и поиск собственных недостатков для подтверждения собственной неполноценности. Внешне подобная женщина может демонстрировать свою независимость, стремится к превосходству (интеллектуальному, социальному).

Второй тип женщин, по мнению Шопенгауэра, использует косвенное господство, посредством мужчины, которого прямо подчиняют себе. Он предполагал, что в женской природе все исключительно рассматривается как средство завоевания мужчины, в том числе и ее неполноценность, женская слабость, и ее участие в чем-то другом всегда является лишь симуляцией, окружной дорогой для достижения главной цели завоевания мужчины, и вытекает из кокетства и “обезьянничания”. Женщины играют игры в “страдалицу” или “соблазнительницу”. Соблазняющее и страдающее поведение, как пишет Ц.П. Короленко носят манипулятивный характер и преследуют в основном не эротические цели, а удовлетворяют стремление добиться каких-то преимуществ во власти или определенных привилегий. Эти игры проходят под вывеской: ”Я слабая, беззащитная женщина, я очень нуждаюсь в сильном и умном мужчине, который сможет мне помочь”. Множество подобных игр приведено в работах Э. Берна – игры в близость, в жертву, в любовницу. В содержание этих игр входят многочисленные манипуляции, широко используется эмпатия (чувствование переживаний партнера на невербальном уровне), утонченные комплименты, умение угадывать скрываемые желания. В этих играх женщины добиваются своих целей чаще всего используя сексуальную упаковку, прибегая к флирту, хитростям, имитации скромности, лести.

Женщины считают, что мужчины тщеславны и, учитывая эти качества, используя слабости партнера, максимально играют на этом. Рано или поздно наступает кризис, связанный с истощением игровых возможностей, фальсификация становится явной. В игровом поведении успехи оказываются кратковременными и нестойкими, в конце концов, ведут к поражению, чувству пустоты и одиночества. Но переживание подобных чувств быстротечно и чаще всего женщины в скором времени снова возвращаются к игровому взаимодействию с целью победы, так и не способные на близость. Б.П. Вышеславский писал о том, что все возвышенное, благородное, драгоценное является самым хрупким и уязвимым, а все низшее наименее обусловленным и поэтому крепким. Сократа легче убить, чем сиракузского тирана, Христа легче убить, нежели Пилата. А. Адлер писал, что “чувство слабости в этих женщинах проявляется настолько явно, словно они ста-раются, чтобы это заметили и предложили поддержку. И подобная позиция тоже не что иное, как проявление давно запланированного сопротивления. Это часто обнаруживается в замужестве, когда женщина постоянно перепоручает своему мужу все обязанности, которые ей совершенно по плечу, признавая таким образом, что только мужчина в силах с ними справиться” (А. Адлер. Взаимодействие полов. Ростов-на-Дону, 1998 с.252).

А. Адлер добавляет еще один тип женщин, выражающих протест против женской доли. Женщины развиваются в “мужском” направлении – миф о мускулинности женщины. Эти активны, честолюбивы, борются за достижение успеха, превосходство над другими.
Поведение, основанное на мифах о неполноценности женщины, предполагает постоянное подавление естественного реагирования, отрицания самой себя. Подавленные, вытесненные эмоции, мысли, желания не исчезают и приводят к усилению эмоцио-нального напряжения, хроническому психологическому стрессу, невротизации, что выражается в раздражительности, вспышках внешне немотивированного гнева, с последующим раскаянием, “истериках”, повышенной обидчивости, слезливости или наоборот – суровости, замкнутости, безэмоциональности, в целом – патогенности поведения.

Миф о доминировании мужчины является оборотной стороной мифа о неполноценности женщины. А. Адлер считает, что доминирующее положение мужчины не имеет естественного происхождения и его приходилось закреплять рядом законов при переходе от матриархата к патриархату. Жажда власти, превосходства, сила, мужество, гордость, победы над женщинами, продвижение по службе, награды, звания, склонность не поддаваться на женские капризы - все это проявление непрекращающейся борьбы за личное превосходство, потому что считается, что мужчина должен занимать высокое положение. Мужчина приобретает для себя как можно больше власти и привилегий. Преимущества, которые демонстрирует мужское начало, являются величайшим соблазном для женщин, их привлекает идеал сильной личности.

Миф о зависимости мужчины. По К. Юнгу, каждый мужчина в глубине своей души, в своем бессознательном – женщина (миф о единстве дуального мира). И в ряде случаев у мужчин возникает конфликт между имиджем мужественности, подразумевающим самостоятельность, силу и независимость, и стремлением находиться в состоянии социопсихологической зависимости от женщины. Последнее, как правило, часто тщательно скрывается за различными формами демонстративного поведения. Такие мужчины выбирают стратегию ухода от ответственности, они стараются никогда сами не принимать решений по важным вопросам, предоставляя это делать женщинам (женам). Жены (женщины) становятся для таких мужчин громоотводом, мужчины проецируют на них чувство собственной неполноценности, неуверенности в своих возможностях и силах. Как считает Ц.П. Короленко, проявление зависимости со стороны мужчины может в определенной степени устраивать женщину, хотя неизбежно предполагает ее эксплуатацию, и она бывает заинтересована в сохранении таких отношений, что дает ей возможность держать семейную ситуацию под контролем. Некоторые женщины реализуют таким образом свой материнский инстинкт, относясь к мужу как к собственному ребенку, который полностью зависит от нее.

Миф об обладании относится в большей степени к мужчинам, рассматривающим женщину как принадлежащую им. В рамках мифа нарушается естественность, гармония, исчезают взаимоподдержка, сочувствие, сопереживание в отношениях. В семейных отношениях создается психологический климат, благоприятствующий нарастанию отчуждения, исчезает уважительное отношение между супругами, делается невозможным терпимость к взаимным недостаткам, прощение ошибок, развивается не-доверие и подозрительность.

Гармоничные любовные отношения возможны лишь при условии не обладания. Если кто-то требует любви, то он ее не получит потому, что само требование делает человека уродливым и отталкивает любовь. Даже усилие не обладать будет стремлением к обладанию - “люби меня крепче потому, что я не пытаюсь обладать (владеть) тобой. Чем больше человек стремится владеть, тем больше он заботиться о будущем. И неудавшиеся попытки обладания приводят к разочарованиям в партнере, депрессиям. Бывшие влюбленные начинают обвинять друг друга. Но миг влюбленности больше не повторяется, т.к. уже проявился прагматический интерес связанный с заботой о будущем. И все, что будет пытаться делать человек для возвращения отношений влюбленности будет только разрушать возможность их. Любовь - спонтанное явление, она просто случается, в ней возникают проблески божественного и она не связана с обладанием. У Раджниша есть тонкое метафорическое сравнение обладания со сжатием кулака. Он писал: “Сжимая кулак, вы упускаете воздух, который был в раскрытой ладони. Может быть, вы думали, что, сжав кулак, овладеете этим воздухом. Но как только вы пытаетесь овладеть им, то теряете его. Когда ладонь раскрыта - в ней весь воздух, и вы его хозяин. Сжав кулак, вы потеряли; вы потеряли все; никакого воздуха нет в вашем сжатом кулаке. И чем сильнее сжат кулак, тем меньше воздуха может в нем находиться”(Медитация с.107). Абсурдность нашего ума в том, что если чувствуем, что воздуха нет, то еще больше сжимаем кулак.

Миф об обладании, как считает Ц.П. Короленко, оказывает непосредственное воздействие на психологию мужчин, считающих, что период ухаживания полностью исчерпал себя после первого сексуального контакта, а тем более после вступления в брак.
Таким образом, в нас живут, благодаря культурно – историческому развитию общества и присвоению его форм противоречивые по своей сущности мифы – миф о единстве дуального мира и апокалипсические мифы, мифы о равенстве и неравенстве мужчины и женщины, мифы об обладании и естественной природной свободе, которая является ответом на вопрос: «Почему локоть не выворачивается на внешнюю сторону?». Образуя фундамент духовной основы личности, противоречивость мифологического порождает многие внутриличностные и межличностные проблемы, которые подробно рассматриваются в следующей главе.