Уникальное предложение Новости Интернет-Офис О Компании
Обращение к теме мифа

В наследство от пост-модерна мир остается людям раздробленным. И «черепки» эти частными науками строго поделены, поскольку жизнь в парадигматике различений разбивает сознание на отдельные топики. В каждый момент времени мы, как правило, работаем только в одной из них. Но «одноклеточные» сущности, вообще говоря, редки. В разных топиках могут являться различные аспекты объекта. И тогда обращение к ним различных наук и практик напоминает восточную притчу об исследовании слепцами слона.

Главный внутренний ресурс человека - внимание. Массовая культура призвана канализировать его в безопасное для «глобализаторов» русло (чтобы убедиться в этом, достаточновключить телевизор). Поэтому феномен мифа в целом остается до сих пор не замеченным.

Миф - наиболее загадочная сущность из известных человеку. Затруднительно даже локализовать его в классификаторе обыденного сознания. Миф – где? В бизнесе? В культуре? Истории? Цивилизации? Рекламе? Политике? Спорте? Искусстве? СМИ? Каждая из этих областей породила тысячи текстов по теме мифа, но они не имеют «общей части». Как в «Марсианских хрониках» Бредбери – каждая экспедиция видит новый пейзаж.

Миф гетерохронен: он разворачивается в жизненном времени человека (разворачивает жизнь человека?), движет народами. Он с легкостью противостоит рациональности и здравомыслию. Обыденное сознание приписывает ему оттенок эфемерности, выдумки, неправды. В то же время всеми ощущается смутная, архаическая, внементальная, сокрушительная мощь мифа.

Заметим, что статус предельных ценностей также фундирован вне пределов рационального сознания, и природа их воспринимается человеком как вневременная. Таким образом, ценности имеют общие черты с мифами. Возможно, ценности – разновидность мифов. Облако мифов есть надстройка над животным, которая и отличает от него человека. Миф имеет потенцию власти. Человек, умеющий создавать и разрушать мифы, владел бы миром.

На заре науки считалось, что для простых людей миф (греч. mythos) - всего лишь сказка, предание. Официальная философия полагала его “формой общественного сознания, … отражающей в виде образного повествования фантастические представления о природе общества и личности”. Миф трактовался как “обобщенное отражение действительности в виде чувственно-конкретных персонификаций и одушевленных существ”.

Отечественный филолог А.А.Потебня выделял характерный для мифологического способа мышления переход от образа к значению, при котором “образ считается объективным и потому целиком переносится в значение и служит основанием для дальнейших заключений о свойствах означаемого”. Произведениями такого способа мышления являются “мифы в обширном смысле”. В противовес ему, в научном мышлении “образ рассматривается лишь как субъективное средство для перехода к значению и ни для каких дальнейших заключений не служит”.

Немецкий исследователь К.Хюбнер рассматривал миф как “конструктивное мировоззрение, содержащее в себе онтологическую модель истолкования”.
К.Г.Юнг расширял понятие мифа до продукта воображения вообще. Древний миф он связывал с культурным оформлением в индивидуальном сознании архетипа, актуализируемого в коллективной практике через паттерны поведения.

Французский структуралист Р.Барт определял миф как вторичный (по отношению к естественному языку) язык, для чего должен априори существовать род первичных свободных от мифов действительностей.
Не без влияния школы структурализма стали говорить о “мифизации известных понятий, благодаря которой явления, лежащие в их основе как рационально неосвояемые и непостижимые, должны быть представлены в качестве благоговейно принимаемых (например, государство, народ, коллектив, техника)”. Здесь уже рукой подать до “кристалла идеологии”.

Постепенно миф наделяли все новыми функциями. Возникла точка зрения на миф как на способ: “миф есть способ социального существования” или: “миф - это единственно возможный способ диалога человека с миром” или: миф - “особый способ ориентации человека в мире”.
Е.Фромм считал миф “системой мышления и действия, основания которой разделяются некоторой группой и предоставляют индивиду рамки ориентации и объекты поклонения”.

По В.Б. Мириманову под мифами можно подразумевать “картины, изображающие мир с точки зрения видящего извне - в противоположность фрагментарному видению, созерцающему мир изнутри”. При этом миф оказывается “фундаментальным свойством человеческого сознания, обеспечивающим его целостность - целостность индивидуума, коллектива - через целостность мировосприятия”. Тогда миф есть “сам принцип истинности, способ верификации, соответствующий данной конфигурации знания”.

М.И. Стеблин-Каменский указывает: «Бесспорно в отношении мифа только одно: миф – это повествование, которое там, где оно возникало и бытовало, принималось за правду, как бы оно ни было неправдоподобно… Миф – это произведение, исконная форма которого никогда не может быть установлена. Он всегда – пересказ чего-то, существовавшего уже раньше».

Фундаментальное исследование мифа принадлежит А.Ф.Лосеву. «Он – не выдумка, а содержит в себе строжайшую и определеннейшую структуру и есть логически, т.е. прежде всего диалектически, необходимая категория сознания и бытия вообще… Миф не есть научное, и в частности, примитивно-научное построение, но живое субъект-объектное взаимообщение, содержащее в себе свою собственную, вне-научную, чисто мифическую же истинность, достоверность и принципиальную закономерность и структуру… Миф есть бытие личностное или, точнее, образ бытия личностного, личностная форма, лик личности… Миф есть в словах данная личностная история».

В социуме встречаются относительно устойчивые, возникшие как эволюционно, так и революционно, явления, квалифицируемые исследователями в качестве мифов (благо, что категория мифа в культуре не имеет четких границ): поверия, религии, секты, духовные учения с институтом последователей; обычаи, традиции, обыкновения; локальные, глобальные, корпоративные культуры; идеологии, общественные строи, хозяйственные уклады; общественные движения; спрос и потребление рекламируемых определенным образом товаров и услуг; имиджи политических деятелей и партий; образы жизни, стили существования; социокультурные институты (спорт, образование, здравоохранение, мода, юстиция).
Существуют также устойчивые явления, которые вследствие негативных коннотаций термина мифами называть не принято: семья, коллектив, нация, соборность, государство и т. д.

Разработанными до сих пор средствами точных и гуманитарных наук, СМД-методологии, социальной инженерии и т.д. по отдельности не удается за редким исключением создать искусственные мифы, сопоставимые по устойчивости и долговечности с мифами, возникшими в социуме без их сознательного участия и прошедшими суровый естественный отбор.

Ярким примером «скоропортящихся» псевдо-мифов являются предвыборные кампании. Если миф все-таки “случается”, обретает жизнь, обычно никто не в состоянии припомнить, как именно это произошло.
Почему оказались “долгожителями” те мифы, а не другие, как они функционируют, каким образом воспроизводятся – до сих пор оставалось неясным. Это является не только технологической, но, прежде всего, теоретической проблемой.