Уникальное предложение Новости Интернет-Офис О Компании
Картина мира

Этот текст предназначен не для тех, кто хочет быстро заработать деньги; для них существуют тренинги эффективных продаж себя и салоны макияжа, рынок пестрит заманчивыми предложениями…
Это – текст для тех, кто не ставит деньги во главу угла. Например, уже заработал их, и хочет получше понять, как и зачем он это сделал. И что, собственно, делать дальше. Надеюсь, у журнала есть такие читатели.

Кстати, вопрос ЗАЧЕМ – один из тех, ответы на которые конструирует, утверждает своим авторитетом и транслирует корпоративная культура. Клановая же культура (см. первый номер журнала) подменяет ответ на вопрос ЗАЧЕМ весьма убедительным ответом на вопрос ПОЧЕМУ?

Это - текст для людей длинной воли, скорее сангвиников, чем холериков. Деятельность не сводится к экономическому аспекту. На определенном этапе развития она освобождается от экономического диктата. Представитель одной известной американской компании в беседе с журналистами заметил: - да, мы делаем деньги, но, заметьте, еще мы делаем автомобили «Форд».

Как говорил основатель методологического движения Г.П.Щедровицкий, если процесс организован правильно, то деньги сами появляются в нужном месте, в нужное время, в нужном количестве. Ведь они – лишь один из ограниченно конвертируемых ресурсов.

Другим не менее важным ресурсом является корпоративная культура. Но прежде, чем ее рассмотреть, постараемся понять, откуда мы смотрим.
Человеческая практика, а вслед за ней – и наука строятся исходя из общего представления о мире. В зависимости от акцента на различных аспектах отношения субъекта и объекта различают ряд последовательных ступеней его уточнения.

Классический мир (XVII. – XIX вв.). Объект непосредственно дан субъекту, который волен беспрепятственно изучать и преобразовывать его.
Неклассический мир (XIX – XX вв.). Осознается, что инструментарий познания («посредник») играет существенную, иногда определяющую роль в формировании представления субъекта об объекте и работе с ним.
Постнеклассический мир (с XX в. по наст. вр.). Субъект приходит к заключению, что представление об объекте и способы работы с ним существенно зависят и от его, субъекта, структуры и внутреннего состояния.

Сегодня в «карту мира» человеку приходится включать не только внешний мир, но и свое «внутреннее устройство». Внешний и внутренний миры рядополагаются. Такова новая, постнеклассическая онтология, современное представление об устройстве мира, возможно, очередной шаг к единой картине мира. Внутренний мир субъекта из вспомогательного, дополнительного «обстоятельства исследования» превращается в существенную и даже основную часть его содержания. При этом за объектами внешнего мира остается роль шкал и прочих инструментальных средств, обеспечивающих выразимость, сравнимость, воспроизводимость и «объективность» получаемых результатов.

Внутри картины мира, вмененной ему личной историей, человек использует доступный ему мыслительный инструментарий, наиболее общими элементами которого являются категории и базисы. Аппарат категорий подробно разрабатывается философией, начиная с Аристотеля.

Примером математического базиса может служить известный из школьной геометрии репер XYZ. За пределами математики о базисе говорят метафорически. Социальная, управленческая или политическая действительность гораздо сложнее математической. Поэтому и о базисе ее говорить лишь условно. Но и здесь представление о базисе как о минимальном наборе основных сущностей исследуемой и преобразуемой действительности представляется продуктивным. Опираясь на базис, мы строим модели процессов, структур, отношений.
Еще Николай Кузанский предложил простую модель движения к истине, условно представляемой в виде окружности, посредством вписывания в нее многоугольников со все большим числом вершин. Вершины аллегорически изображают вновь открываемые аспекты истины.

В развитие идеи можно сказать, что вершины этих многоугольников суть элементы базиса, по которому субъект познания разлагает окружающую его, а в постнеклассическом мире – и включающую его самого реальность преобразуя ее в свою мыслительную действительность.

«Мир движется голодом, любовью и тщеславием» - пример гуманитарного базиса. На нем строится менеджмент в стиле Макиавелли.
Еще примеры:

Список базисов является открытым. Чем больше в нем элементов, тем тоньше и подробнее он описывает явления мира, но – тем более громоздок в освоении и использовании. Так, чтобы освоить технику владения Арканами или гексаграммами, приходится потратить существенную часть сознательной жизни.

Элементы гуманитарного базиса могут, в общем случае, принадлежать разным парадигмам, ведь отмеченные выше онтологические переходы совершаются на протяжении человеческой жизни. Человек обдумывает предмет своего интереса, пользуясь терминами избранного базиса. В научной парадигме строятся модели, в гуманитарной – сюжеты.

Смена тысячелетий совпадает с переходом от неклассической картины мира к пост-неклассической. Этот переход (занимающий в масштабах человечества десятки лет) формируется, в основном, двумя мегатрендами:

Потенциал пост-модерна – «бесконечное» дробление и без того мозаичного мира - иссякает. Когда раздроблены ВСЕ смыслы, смысл самого дробления исчерпывается. Кстати, наука жила в том же пост-модернистском ключе, что и вся культура: знать все больше о все меньшем. Поэтому в последние десятилетия и начинает осознаваться необходимость в комплексных исследованиях и межпредметном подходе.

В одном рассказе Пелевина люди утром просыпаются, спешат на производственное собрание, оказываются в привычном зале и постепенно по косвенным признакам догадываются, что они уже умерли. Так и с глобализацией.

Мы с радостью ожидаем ее прихода или протестуем против него, не чуя хруста собственных костей под ее «асфальтовым катком». Таков наркоз массовой культуры.
Второй (по порядку, но не по значению) внешней причиной изменения картины мира оказалась глобализация. Ее неотъемлемым свойством является концентрация значимых ресурсов (богатств) в руках абсолютного меньшинства. Этот процесс не имеет приемлемой для третьего и даже для второго мира асимптотики. «Дно» процесса задается нелинейным эффектом, определяемым леммой миноритарных ресурсообладателей: При достижении градиентом распределения значимых ресурсов некоторых ситуативно определяемых порогов миноритарные ресурсообладатели востребуют и вводят в социальный оборот новые ресурсы, каждый раз принципиально нового типа.

Примером разворачивающейся черной креативности служат вновь и вновь тиражируемые события 11 сентября 2001 г. Их породила “рокировка” категорий жизни и смерти. Жизнь является легко отчуждаемой ценностью. С технической точки зрения отнять ее у человека проще простого. В отличие от нее смерть является неотъемлемым достоянием каждого. Вся консолидированная мощь мира не способна отнять смерть хотя бы у одного-единственного человека.
Ограниченное число исламских террористов всего лишь приняло ценность смерти в противоположность провозглашаемой Западом ценности жизни и подручными средствами конвертировало ее в социально значимые действия, создав этим трудноразрешимые проблемы известной сверхдержаве и всему мировому сообществу.

Поскольку отчуждаемые ценности отчуждены, миноритарные ресурсообладатели (а их на Планете большинство) «возжелали странного». Начался стихийный массовый поиск иных ценностей. На какое-то время он блокируется информационным прессингом массовой культуры. Но вопреки ему здесь и там пробиваются воспоминания о традиционных неотчуждаемых (внутренних) ценностях. Происходит архаизация сознания. Таким образом, глобализация заставляет людей всматриваться вглубь себя, окунаться в постнеклассический мир.
Итак, новая - постнеклассическая – картина мира формируется отступлением пост-модерна и наступлением глобализации.

В постнеклассическом мире обнаружилась «новая» сущность: по-новому понятый постнеклассический миф. Эта категория, в силу своей общности, претендует на роль элемента постнеклассического гуманитарного базиса, этого обязательного элемента Вашего верстака корпоративной культуры. Другими его элементами, претендующими, в частности, на роль инструментария исследования и построения корпоративной культуры, мы избираем креативность и деятельность. К ним мы предполагаем обратиться в следующих номерах журнала.